asianstudies_ua


Востоковедение/ Сходознавство


Previous Entry Share Next Entry
Рецензия: И.Зайцев. Крымская историографическая традиция
cat
corneliu wrote in asianstudies_ua
Зайцев И. Крымская историографическая традиция XV – XIX: Пути развития. Рукописи, тексты и источники. – М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2009. 304 с.

Крымское ханство было одним из самых значительных по территории, влиянию, военно-экономическому и культурному потенциалу государств своего времени. Украина, унаследовавшая территорию и остатки материальной культуры ханского периода, сделала до обидного мало для изучения духовного наследия крымских татар (как эпохи расцвета их государственности, так и позднейшего периода) и его интеграции в общую копилку культурных достижений полиэтничной украинской нации. Вопиющей несправедливостью представляется тот факт, что как в массовом историческом сознании, так и зачастую и в учебной и даже исследовательской литературе образа ханства предстает в искаженном виде. На страницах учебников и популярной литературы крымские татары предстают только как грубые, дикие кочевники, совершающие набеги на славянские земли ради грабежа и разбоя. Как минимум однобокость этого взгляда очевидна – однако культурное богатство Крымского ханства остается неизвестно не только широкой публике, но и практически неисследованным даже в отечественной малотиражной научной литературе.

Разумеется, подобное вопиющее «белое пятно» в украинской историографии сформировалось не только, да и не столько в силу застарелого негативного стереотипа, но в результате совокупного действия ряда вполне объективных причин. К таковым можно отнести и разгром украинского востоковедения, только поднявшего голову в начале ХХ в., в целом, и «закрытость» всех тем, связанных с историей и культурой крымских татар в Советском Союзе, начиная с 1940-х гг., и трудности в формировании постсоветской украинской востоковедческой школы. Научное изучение крымскотатарского наследия и сегодня осложняется массой факторов – от необходимости для современного исследователя овладеть не только несколькими тюркскими, но также персидским и арабским (не говоря уж о нескольких европейских) языками, до сложности поиска источников по истории Крыма ханского периода, лишь незначительная часть которых сохранилась в Украине, в то время как гораздо большая оказалась разброшенной по многочисленным хранилищам России, Турции, Польши, Румынии, Венгрии, Сербии, Германии, Франции, Англии, Египта, Ирана.

Вне зависимости от причин, факт остается фактом: современное украинское востоковедение пока и близко не подошло к написанию полноценной истории Крымского ханства на современном уровне. Отдельные исследователи не без успехов на некоторых направлениях перекрывают какие-то ниши в изучении прошлого татар Крыма, но представляется, что написание всеобъемлющей качественной политической и культурной истории ханства должно было бы стать отдельным, значительным и довольно масштабным исследовательским проектом. Возможно, следовало бы придать ему международный характер, поскольку во многих областях изучения Крымского ханства зарубежные исследователи значительно опередили отечественную науку.

Книга российского исследователя И.Зайцева, анализирующая историографическую традицию ханства, является хорошим тому примером.

Как следует из названия, книга носит в первую очередь источниковедческий характер. В центре внимания автора – рукописные сочинения XV – XIX по истории Крымского ханства, написанные как самими уроженцами Крыма, так и османами, на тюрки, староосманском, персидском и арабском языках.

Ранее И.Зайцев посвятил несколько монографий другим государствам, наследовавшим империи Чингисхана – «Между Москвой и Стамбулом. Джучидские государства, Москва и Османская империя (начало XV – первая половина XVI вв.)» (М.: Рудомино, 2004) и «Астраханское ханство» (М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2006). [NB - есть в наличии электронные версии этих книг] Крымские исторические сочинения представляют для него особый интерес: «Только на примере Крымского ханства можно проследить эволюцию историографии постзолотоордынских юртов в ее относительной полноте. Только крымские материалы дают возможность увидеть, как могло развиваться историческое сознание интеллектуальной элиты одного из джучидских государств под влиянием мощных золотоордынских традиций и под воздействием внешних сил (в крымском случае – османского культурного импульса)».

Исследование представляет собой в первую очередь скрупулезный, выверенный до мелочей анализ источников, начиная от палеографических и кодикологических особенностей дошедших список и вероятных источников, послуживших основой сочинения, и заканчивая дальнейшим бытованием и влиянием, оказанным конкретным трудом на последующую традицию. Излишне и говорить, что подобная качественная источниковедческая обзорная работа не только доставляет подлинное удовольствие читателю, но и крайне важна (более того – представляет собой условие sin qua non) для всех последующих исследователей истории ханства.

И.Зайцев избегает в своей книге каких-либо смелых обобщений, сводит к минимуму теоретические рассуждения и концептуализацию, да вообще старается не отвлекаться от первичного анализа источников. Тем не менее, хотя автор, безусловно, не ставил перед собой подобной задачи, из нарисованной им широкой панорамы только исторических сочинений, написанных в Крыму и посвященных Крыму, складывается картина впечатляющей и многообразной письменной культурой, развитой на уровне наиболее культурных столиц Восточной Европы. «Кругозор и начитанность некоторых ханов в традиционных исламских науках поражают своей широтой», замечает мимоходом И.Зайцев. Не в меньшей степени поражает читателя, воспитанного на стереотипах о «диких татарах», походя проведенный автором анализ основного репертуара крымскотатарской книжной продукции эпохи Средневековья, проделанный на основе статистического распределения дошедших до нас списков. История конкретных книг, которую так или иначе затрагивает автор, помогает понять контекст крымской историографической традиции. Так, весьма любопытны примеры книготорговли и книгообмена между поволжскими государственными образованиями и Крымом, а также ханством и «Большим» Ближним Востоком. Приведу еще одну цитату: «…Все эти факты свидетельствуют о высокой степени развития книжной культуры в Казанском, Крымском, Астраханском ханствах, Ногайской орде, о тесных культурных связах в области книжности между этими государственными образованиями, о контактах со Средней Азией и Османской империей. Несмотря на политический развал, постзолотоордынские государства представляли собой единое культурное пространство, связанное общностью традиций, язка, науки, литературы и образованности. Но не только джучидские государства были источниками, из которых рукописные книги попадали в Крым. Естественно, что поток рукописей из старых культурных центров исламского средневековья – Ирана, Египта и Сирии также не миновал Крымского ханства».

В заключение, не могу не отметить того, что работа в значительной части является результатом исследования «Крымское ханство в XV – первой половине XVI в.», поддержанного грантом государственного Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) и грантом президента Российской Федерации; издание книги стало возможным благодаря другому гранту РГНФ. На задней стороне обложки приведено высказывание великого русского востоковеда и археолога Н.И.Веселовского: «История Крымского ханства тесно связана с историей России… Россия унаследовала Крымское ханство, на ней и лежит обязанность представить полную и беспристрастную историю этого ханства, к тому же средств у нас имеется для такой истории более, чем где-либо». Что ж, спустя сто с лишним лет после того, как этот смелый тезис был сформулирован, и несмотря на возникновение на политической карте государства Украина, приходится согласиться с профессором Веселовским (особенно в последней части его высказывания), по крайней мере до тех пор, пока президент Украины не начнет выделять гранты на написание истории Крымского ханства отечественными учеными. Только, кажется, в силу хронической неспособности хоть к какому-то стратегическому мышлению, украинские власти вряд ли хоть когда-нибудь поймут, зачем и кому это нужно. Однако, оставив в стороне неуместную в контексте научного знания политическую конъюнктуру, следует признать, что если российские исследователи продолжат работу по изучению прошлого Крымского ханства на том же великолепном уровне, который задан монографией И.Зайцева – то заслуженная благодарность коллег и читателей будет им обеспечена.


?

Log in

No account? Create an account